«Производственные процессы из-за пандемии не прекращались».


21.07.2020

Портал «Атомная энергия 2.0» опубликовал интервью с генеральным директором НПП «Доза» Алексеем Нурлыбаевым.

Как известно, основным событием первой половины 2020 года стала эпидемия коронавируса и связанные с этим карантинные мероприятия. Генеральный директор НПП «Доза» рассказал нашему корреспонденту о том, как предприятие прошло через эти события.

– Алексей Кубейсинович, НПП «Доза», как и многие российские производители, столкнулось в кризис эпидемии коронавируса с необходимостью продолжать выполнять свои обязательства перед партнерами, клиентами, сотрудниками и государством. Какие меры были предприняты и принимаются сейчас для обеспечения непрерывной и устойчивой работы?

– Первоначально, когда в связи с эпидемией власти объявили режим повышенной готовности, конечно, была ситуация неопределенности. Сначала мы не понимали что делать. Все старались попасть в какие-то «магические» списки организаций, которым разрешена работа. Их готовили разные ведомства, Минпромторг в частности. Так как наше предприятие обслуживает атомную отрасль, а также производит медицинскую технику, то мы попали в эти списки и продолжали свою работу. Хотя, конечно, в ограниченном режиме. 

Главной нашей задачей было обеспечить непрерывность производственного процесса. Поэтому производственные подразделения продолжали функционировать с соблюдением всех необходимых мер и требований Роспотребнадзора: маски, перчатки, дезинфекция, социальное дистанцирование, замер температуры дважды в день и так далее. А в остальном коронавирус не оказал влияния на взаимоотношения с клиентами и партнерами и наши обязательства перед ними. Возможно, они не заметили вообще каких-либо изменений в деятельности предприятия. 

– Насколько успешно, по вашему мнению, ваши сотрудники откликнулись на противокоронавирусные меры и поддержали новую политику в компании?

– Я бы не назвал это новой политикой компании. Это новая политика в стране и в мире, вынужденная новая политика. И сотрудники с пониманием отнеслись ко всем этим мерам. Когда мотивируешь людей на какие-то действия и пытаешься придумать аргументы, зачем надо делать именно так – это одна ситуация, а когда ничего придумывать не надо и все понимают, что на первом месте стоит вопрос здоровья, то все самомотивируются. 

Отдельно хочется отметить, что работа в удаленном режиме потребовала общения с помощью различных средств коммуникаций. Например, начал широко применяться сервис проведения видеоконференций Zoom. Онлайн-формат коммуникаций для многих, и для меня в том числе, открылся с новой стороны. До этого все системы видеоконференций и видеосвязи мне казались неким костылем, который не может полноценно заменить живое общение. Всегда считал, что если существует возможность встретиться лично, то пользоваться дистанционными средствами связи нецелесообразно. Но в новых реалиях онлайн коммуникации показали и свои преимущества: за короткое время можно связаться с большим количеством людей, провести совещание без длительных сборов, быстро решать вопросы вне зависимости от того, где находится собеседник. И эта оперативность перевешивает многие минусы дистанционной связи.

Что касается реакции сотрудников на ограничения и новый порядок работы, то они такие же люди, как и все. Мы им помогали адаптироваться к новой реальности, оформляли цифровые пропуска, при наличии подозрений на ОРВИ сразу направляли на тестирование.

В соответствии с указом мэра Москвы компания обязана была обеспечивать проверку как минимум 10% сотрудников. Но мы, не дожидаясь указа, по своей инициативе проводили проверку сотрудников – в первую очередь тех, кто плохо себя чувствует, кто проявляет беспокойство и у кого возникали аналогичные проблемы с родственниками. Старались максимально покрыть тестами «группы риска». Также на регулярной основе тестировались те подразделения, которые выходили на работу. Все тесты, разумеется, проводились за счет компании.

Был случай, когда у одного из сотрудников тест оказался положительным, хотя течение болезни проходило бессимптомно. Сразу были приняты все необходимые меры по дезинфекции помещений, где он находился и по изоляции тех, с кем он контактировал. Впоследствии проблем не возникло и подразделение вернулось к прежнему режиму работы. Главной проблемой, на мой взгляд, было то, что в информационном поле часто нагнеталась паника в связи с коронавирусной инфекцией. В то же время, когда мы столкнулись с вышеописанной ситуацией, то никакой паники не было, действовали в соответствии с  инструкциями Роспотребнадзора и смогли продолжать дальнейшую нормальную работу.

Пока не разработано устойчивой вакцины против коронавируса и сохраняется риск появления новых заболевших, считаем, что наша задача – в случае возникновения такой ситуации действовать без паники в соответствии с инструкциями. 

– Как сильно вирус COVID-19 повлиял на ваш рынок технологий и услуг в России и за рубежом? В чем заключаются основные проблемы и сложности, и каким вы видите восстановление рынка в будущем?

– Наш рынок имеет свою специфику, так как основным заказчиком является государство, в первую очередь предприятия ГК «Росатом» и многие организации непрерывного цикла, работа которых не может полностью остановиться из-за пандемии. Поэтому серьезных проблем из-за карантинных мер мы не ощутили. Были некоторые организационные сложности, например, ГК «Росатом» первоначально приостановил закупки, но затем принял решение их продолжать. Поэтому с точки зрения нашего рынка принципиальных изменений не было. Упростились коммуникации с заказчиками за счет активного применения сервисов дистанционной связи. В связи с переходом на режим самоизоляции их начали применять все и повсеместно. Нам, например, удалось сэкономить средства на трех зарубежных командировках, обсудив все необходимые вопросы в онлайн-режиме, что раньше вообще не представлялось реальным. В связи с этим сложно ответить на вопрос о восстановлении, поскольку производственные процессы из-за пандемии в принципе не прекращались. 

– Какие советы, рекомендации и предложения вы хотели бы сделать вашим партнерам и клиентам для более успешного и безболезненного прохождения последствий эпидемии коронавируса?

–По итогам эпидемии лично у меня сложилось впечатление, что у многих людей это стало предметом либо паники, либо знаком каких-то принципиальных изменений. Конечно, подобные ситуации несут в себе дополнительные риски. Но, на мой взгляд, и наше предприятие, и вообще бизнес-сообщество, сделали для себя вывод, что не следует воспринимать происходящее как какое-либо чрезвычайное происшествие. 

В результате пандемии мы просто живем в несколько иной, отличной от привычной, реальности с некоторыми ограничениями и новыми правилами. Но структура бизнеса – заказчики, потребители и производители – не изменилась. Несколько изменился формат работы и общения. И, думаю, здравое и спокойное отношение к ситуации должно позволить избежать ненужной паники и сэкономить средства. НПП «Доза» переносит данную ситуацию достаточно спокойно, и можем посоветовать так же вести себя и другим компаниям, естественно, с поправкой на специфику бизнеса.

Ряд компаний по итогам пандемии сделали для себя выводы, что работа сотрудников не в офисах, а удаленно, первоначально введенная как временная мера, должна остаться навсегда, потому что позволяет сэкономить на офисных площадях и организации рабочих мест. В некоторых случаях это действительно может оказаться результативным. Но, на мой взгляд, в сфере реального производства такие кардинальные изменения преждевременны и нецелесообразны.

НПП «Доза» в настоящее время как раз строит новое большое офисное здание, наш «дом мечты», где смогут комфортно разместиться все наши сотрудники. Жизнь и наша работа продолжаются. Любые изменения на рынке – это не только сложности, но и новые возможности. Преодолевая трудности, перестраиваясь под новые условия работы, мы, в конечном итоге, станем более эффективными, мобильными, способными решать самые сложные задачи.

Источник: Атомная энергия 2.0