Александр Мартынюк: «Использование дронов при проведении обследований радиационной обстановки загрязненных территорий показало свою эффективность».


14.07.2020

Недавно портал «Атомная энергия 2.0» разместил статью о том, что Американский Научно-исследовательский институт электроэнергетики представил образец автономного воздушного дрона с установленными дозиметром, тепловизором и видеокамерой, который управляется с планшета и самостоятельно может перемещаться внутри АЭС. О радиационных измерениях с использованием дронов в России нашему корреспонденту рассказал директор по развитию НПП «Доза» Александр Николаевич Мартынюк.

– Александр Николаевич, ведется ли в НПП «Доза» разработка аналогичных модулей для оборудования летательных дронов системами дозиметрии?

– Проекты с использованием дронов мы делали в 2013-2015 годах, в рамках федеральной целевой программы ГК «Росатом». Мы использовали дроны для обследования радиационной обстановки загрязненных территорий. Для этого совместно с ИБРАЭ разработали соответствующее программное обеспечение, оборудовали дрон спектрометром и испытали все это в Чернобыльской зоне загрязнения.В рамках той работы определялось поверхностное загрязнение почвы и проводилось сличение результатов, полученных с помощью спектрометра, установленного на дронеирезультатов, полученных при измерении отобранных проб с поверхности почвы. Получили очень хорошее совпадение. С помощью этого аппарата также конкретизировали некоторые детали загрязнения почвы в Брянской области. Такой же дрон позже использовался при обследовании радиационных загрязнений, возникших после аварии на металлургическом заводе в Электростали, где случайно расплавили радиоактивный источник в печи и загрязнили определенную территорию. При проведении исследования были выявлены и слабые местабеспилотных летательных аппаратов. В результате частичной потери управлениядрон задел лопастью за трубу и рухнул, потеряв свою работоспособность. В целом же с точки зрения обследования местности,загрязненной техногенными либо природными радионуклидами, использование «беспилотников»показало свою целесообразность. В дальнейшем один издронов был нами поставлен в аварийно-технический центр в Санкт-Петербурге (АТЦ СПб). Это структура ГК «Росатом», которая реагирует на разного рода радиационные инциденты.

– Насколько перспективной и важной для улучшения безопасности объектов атомной отрасли вы видите данную технологию?

– Что касается использования дронов для обследования внутри помещений АЭС, то, на мой взгляд, это несколько надуманная задача, так каквсе необходимые параметрыконтролируются при помощи систем радиационного технологического контроля. Все датчики располагаются в нужных местах, которые указаны проектантами. Благодаря этому осуществляется полный непрерывный автоматизированный контроль изарадиационной обстановкой, и затехнологическими процессами. Другое дело, если возникнет аварийная ситуация, связанная с выбросом загрязнений. При появлении нештатных ситуаций использование дронов могло бы быть оправдано, в том числе для исследований внутри помещений. Также думаю, что дроны могли бы представлять интерес для проведения работ по выводу из эксплуатации объектов атомной энергетики,поскольку там радиационные поля могут быть специфичными.

– А почему проект с дронами не получил дальнейшего развития? Не было заказов? И возможно ли появление спроса на подобные проекты на российском рынке?

– Да, заказов больше не было, насколько я понимаю, в силу разных причин. В России рынка«беспилотников» с функциями радиационных обследований практически не существует. Возможно, заказчики просто не знают, что такие возможности есть, что это выгодно и интересно. Или они считают, что дешевле и проще послать группу дозиметристов для радиационной съемки местности, котораяотработает лучше, чем дрон. Может быть, это также связано с отсутствием регламентов, установленных регулирующими организациями. То есть, если у нас, к примеру,существует методика обследования территорий, в которой написано,каков размер квадрата, в узлах которого надо проводить измерения, то дрон к таким требованиям никак не привязать, а человек хорошо вписывается. Возможно, российскому рынку не достает методического обеспечения для использования дронов в тех или иных целях. Если бы такая методика существовала, то спрос, скорее всего, возник бы.

– НПП «Доза» имеет опыт разработки передвижных автоматизированных систем, которые могут выполнять широкий спектр поставленных целей и задач. К примеру, в прошлом году мы писали о системе радиационного контроля «Пеликан» на гусеничных шасси. В чем его преимущество перед летающим дроном?

– Дозиметрические или спектрометрические системы на гусеничных шасси по сравнению с дронами имеют как преимущества, так и недостатки. Преимущества состоят в том, что дрон имеет очень сильные ограничения по весу оборудования, поэтому слишком тяжелые и чувствительные детекторы на него не установить. Вес размещаемой аппаратуры сильно сказывается на стоимости дрона, его габаритах и маневренности. При установке приборов радиационного контроля на гусеничные шасси вес значения не имеет, можно установить любое необходимое оборудование, гарантирующее высокую точность измерений. Можно использовать свинцовые коллиматоры, которые слишком тяжелы для дронов. А в случае размещения системы на гусеницах, при помощи коллиматоров можно локализовать место, в котором находится источник излучений, с более высокой точностью. А недостатки тоже понятны – есть места, куда наш гусеничный «танк» просто не доедет в силу механических препятствий. С точки зрения маневренности и возможности быстрого обследования труднодоступных мест у дрона несомненные преимущества. В общем, каждая из этих мобильных измерительных систем имеет свои плюсы и свои минусы, все зависит от специфики объекта и поставленных задач.

Комментарий главного конструктора НПП «Доза» Юрия Николаевича Мартынюка:

– Дрон на АЭС мог бы быть использован при решении многих задач и стать незаменимым помощником для эксплуатирующего персонала. К сожалению, сам по себе он не может применяться. Есть большое количество ограничений, как технических, так и административных. Главная техническая проблема – отсутствие инфраструктуры на АЭС для работы с дронами. Для них должны быть предусмотрены места хранения и зарядки, должна быть организована система сбора данных с дронов и передача этих данных в системы АЭС. Для этого нужно разработать специализированное программное обеспечение. Но все это пустяки по сравнению с бюрократическими проблемами. Чтобы применять дроны, нужно пересмотреть множество регламентирующих документов, в том числе, обоснование безопасности эксплуатации АЭС, разработать новые документы, например, регламент по использованию дронов на АЭС. Придется менять организационную структуру и должностные инструкции: ведь появится служба, отвечающая за эксплуатацию дронов. Одним словом, нужна большая работа. Но, пожалуй, главное условие внедрения дронов на АЭС– заинтересованность руководства концерна «Росэнергоатом».

Источник: Атомная энергия 2.0